Побег из настоящей тюрьмы

вкл. . Опубликовано в Тренировочная зона

Мы все одиноки в темкоте. Это лучшая цитата из моей коллекции — последние слова моего деда, которые я услышал от него перед тем, как он умер. Мне тогда было лет десять, и мой дед, уже 30 лет как вдовец, жил один в маленьком грязном домишке в Клейтоне, откуда происходит вся моя семья. Ему перевалило за восемьдесят, и это был больной и несчастный старик. Мы с матерью приезжали к нему два-три раза в неделю помогать по дому. Вернее, мама помогала, а я сидел и слушал, что он рассказывает. Мне кажется, начиная с определенного возраста люди очень любят, чтобы их слушали.

В последний раз, когда я видел его перед смертью, в том районе очень активно действовали домушники, и мать поворчала на тему того, чтобы он не забыл запереть дверь на ночь. Когда мы уходили, я спросил его, не боится ли он оставаться один ночью в своем доме, на что он и ответил: «Мы все одиноки в темноте». Я никогда раньше не слышал этой фразы, и она надолго озадачила меня. Я вспоминаю, как пытался разгадать ее значение на похоронах деда, когда гроб опускали в могилу. Почему мы непременно должны быть одиноки в темноте? А если с тобой дома мама, жена или хотя бы собака? Я тогда так ни до чего и не додумался, а потом вообще почти забыл эти слова.

Я с горьким чувством вспомнил деда спустя много лет, когда наступил мой первый отбой

в Сан-Квентине. Всю ночь я так и не смог заснуть, и хотя рядом со мной был сокамерник, я был более одинок, чем когда-либо за всю свою жизнь. Слыша со всех сторон ужасные крики, издаваемые во сне некоторыми зэками, я отлично понял, что имел в виду мой дед.

В первые месяцы заключения, когда я не мог спать, я думал о дедушке и о разных вещах, о которых он рассказывал. Это обычное дело — думать о своей семье и о лучших временах, когда ты за решеткой, а свет уже погасили. В молодости дед был кем-то вроде проповедника. Он был очень строгим набожным лютеранином. Когда я был маленьким, он часто рассказывал мне всякие страшные штуки, если матери рядом не было. И никогда не делал такого при ней: она на него ругалась, если он пытался. Однажды он рассказал мне, что если

я буду плохим мальчиком, меня за это накажут в самый неожиданный момент. Не он сам накажет, а дьявол (для лютеран, по крайней мере для моего деда, дьявол — этакое пугало). Я тогда был очень доверчивым и как-то, широко распахнув глаза и тяжело дыша, спросил: «А откуда дьявол узнает, что я сделал что-то не так?» Ответ деда напугал меня до мозга

Внутренний негатив

Не буду утверждать, насколько все так буквально: может, так, а может, и нет. Я никогда не был религиозен. Был бы — прожил бы совершенно другую жизнь. Но после тысяч ночей, проведенных взаперти в бетонной крепости наедине со своими мыслями, я понял, что то, что пытался объяснить мне мой дед, в переносном смысле правдиво. Есть целая армия сил зла, шныряющих около каждого мужчины и каждой женщины, постоянно ожидающих неприятностей в нашей жизни, готовых подловить момент, когда мы не начеку.

Он наклонился ко мне и с серьезным выражением на обветренном лице объяснил, что у каждого человека на плече сидит маленький бес, следящий за каждым его шагом и ожидающий от него малейшего повода утащить его прямиком в ад.

Обладающие способностью затащить нас в глубочайшую пропасть, эти силы зла — отнюдь не чертики с вилами. Это внутренние голоса, самокопание, психологические барьеры, сомнения, разрушительные идеи и прочие худшие из человеческих эмоций. Это то, что тянет нас вниз, а не поднимает вверх. Эти твари рождаются в наших черепных коробках, но поверьте, как и дедушкины бесы, эти силы повсюду и ждут своего часа. Как только мы позволяем им, они порабощают нас. Я в этом не сомневаюсь.

В тюрьме у вас навалом времени, чтобы попрактиковаться в борьбе с этими демонами. Когда вы на свободе, всегда есть что-то, чтобы отвлечься от дурных голосов в голове. Можно включить ящик, прогуляться, посмотреть кино, позвонить товарищу. Но когда ночью вы наедине с собой, изолированные от внешнего мира, вы услышите этих демонов громко и ясно. Именно поэтому большая часть попыток суицида в тюрьме происходит ночью. Мифические дьяволы становятся реальными.

Ночь — это время, когда наши демоны вылезают наружу. Когда я впервые увидел эту картину — «Кошмар» Генриха Фюссли, я сразу понял, что пытался сказать автор. Днем мы прячем наших страшных бесов за занавеской цивилизации. Но приходит ночь, мы одни — и эти чудовища приходят к нам в гости

Шесть демонов тренировки

Наши демоны — негативные мысли — всегда с нами. Они продукт нашего мышления, поэтому сбежать от них нельзя, как нельзя сбежать от собственного разума. Они здесь, рядом — когда мы обедаем, общаемся, работаем, играем. Даже ночью они приходят в ночных кошмарах. Они с нами постоянно и влияют на все, что мы делаем. Тренировки — не исключение.

Занимайся фитнесом из дома - упражнения для ягодиц. Программа тренировок дома.



  Ваше мнение: