Тактический замысел противника

вкл. . Опубликовано в Классическая борьба

Планируя ведение борьбы в той или иной стойке, борец учитывает, из какой стойки удобнее проводить намеченные им приемы. При этом не следует забывать и о необходимости использовать стойку с целью маскировки, то есть для того, чтобы ввести в заблуждение противника и неожиданно атаковать его.

Необходимо также учитывать, в какой стойке предпочитает бороться противник. Если известно, в какую сторону противник выполняет свои излюбленные приемы и в какой стойке ему неудобно и непривычно вести схватку, можно использовать стойку как средство страхующих защит или как положение, удобное для выполнения контрприемов.

Учет тактического замысла противника

Для того, чтобы лучше построить тактический план ведения схватки, борцу важно учесть возможный тактический замысел противника.

Зная излюбленную тактику противника и предпола-

гая, на чем противник будет строить план ведения схватки, борец может тактически переиграть его, навязать ему свою тактику, подготовить ему «сюрпризы» там, где он менее всего ожидает, и таким образом добиться победы. Вот пример из практики.

На одном из соревнований на первенство ВЦСПС заслуженный мастер спорта Э. Пуусеп шел без поражений. Всех своих противников ок переигрывал в партере. В одной из последних схваток ему пришлось встретиться с мастером спорта С. Пасечниковым, хорошо подготовленным и опасным соперником. Учтя, что Пасечников знает, с каким искусством Пуусеп борется в партере, последний сделал правильное предположение: решительных атак в стойке противник ждать не будет, а следовательно, в этом положении будет действовать свободнее, проявляя меньше заботы о защите. Исходя из таких соображений, Пуусеп решительные действия запланировал в стойке и успешно провел их, воспользовавшись тем, что ослабивший бдительность противник создавал для этого благоприятные условия.

Понятно, что ни один противник не раскроет до схватки свой тактический замысел. Но опытный борец может «заглянуть вперед», «проникнуть» в его замыслы, мысленно поставив себя на его место. Опираясь на свои знания о противнике, учитывая обстановку соревнований (с позиций противника) и свои возможности (о которых противнику известно), он может предвидеть вероятный ход его действий и соответственно принять контрмеры к тому, чтобы парализовать его усилия и в то же время с успехом неожиданно провести свои действия. Например, если незадолго (за 20—30 мин.) до предстоящей встречи борец провел 12-минутную напряженную схватку, то есть все основания предполагать, что противник учтет это обстоятельство и постарается им воспользоваться. Вероятно, с первых минут схватки он предложит высокий темп, рассчитывая быстро измотать и подавить волю борца, не успевшего восстановить силы после предыдущей схватки.

Предвидя это, борец может заранее предусмотреть в своем плане тактические и технические действия, сковывающие противника, то есть те действия, которые не дадут ему возможности вести борьбу в высоком темпе.

С целью раскрытия тактического замысла противни

ка в плане ведения схватки может быть запланирована «разведка боем» даже при встрече с хорошо знакомым противником. К сожалению, нередки случаи, когда борец переоценивает свои силы, считает противника слабым и пренебрежительно относится к построению плана ведения схватки.

Почти всегда это приводит к тому, что он не использует полностью своих возможностей и не достигает наилучшего результата, например, когда можно относительно легко и в короткий срок добиться чистой победы — тратит много лишних усилий и времени и побеждает только по очкам и т. д. Иной раз пренебрежительное отношение к слабому противнику выражается в том, что борец не заботится о защите. Это нередко приводит даже сильных борцов к поражению.



  Ваше мнение: